С днем Весны

Дорогие женщины!

Поздравляем вас с прекрасным праздником - с праздником ВЕСНЫ - 8-ое Марта. Счастья, любви, здоровья, успехов во всех ваших делах и начинаниях!

Мужчины, любящие вас.



















среда, 24 ноября 2010 г.

Замолотчикова Раиса Александровна, учитель труда общеобразовательной школы №24 г.Орла, ветеран труда

Учительница ПЕРВАЯ моя
Школа! Как много зависит судьба человека от того, как он начнёт учиться, как встретит его коллектив и какое он займёт место в жизни этого коллектива. И все это зависит от первого учителя встретившего тебя у порога ШКОЛЫ.
Нам с мужем повезло, нас встретила, успокоила и приютила, именно приютила на четыре года, наша ПЕРВАЯ учительница Соколова Анна Ивановна. Вежливая, приятная в общении и очень заботливая женщина. Никогда не повышала голос, не высказывала обидных слов в адрес любого шалуна, а старалась простым убеждением привести в порядок расшалившегося ученика.
Мы, дети пережившие Войну, жили в тяжёлые, послевоенные годы и это накладывало на нас свой отпечаток и в поведении и в развитии интеллекта. Годы недоедания и постоянного страха, витающего вокруг нас, привели к порогу школы не подготовленными ни в моральном ни физическом смысле. Это сейчас готовить к школе начинают с садика и подготовительных грипп, то мы начинали с нуля, вот главным помощником и была моя Первая учительница Анна Ивановна. Не подготовил уроки, она всегда находила причину и старалась сделать так, чтобы у тебя больше этих причин не было если ученик плохо усваивает материал, то для него дополнительные занятия, если ученик пропустил уроки по болезни, то занимается с ним не только вечерами, но и в каникулы. Я проболела корью два месяца, сильно отстала и Анна Ивановна всё лето прозанималась со мной и я в третий класс перешла только с её помощью, все это делалось по велению души бескорыстно. Кроме учёбы на нас висело и домашнее хозяйство и у многих маленькие сестрёнки и братишки. Родители много с нас спрашивали и это отражалось на учёбе. Вот учителю и приходилось воспитывать кроме нас ещё и родителей, причём мы этого не замечали, а осознали это, только повзрослев.
Учила нас Анна Ивановна , если замечала усердие и способности то тактично отправляла в дом пионеров в кружки, а если замечала что голоден, то изыскивала возможность накормить этого ребёнка.
Вот за такую человечность, чувство долга в воспитании подрастающего поколения и
полную самоотдачу работе Анна Ивановна Соколова была награждена в 1958 году
« Орденом Ленина», а такая награда в послевоенные годы, была самой высшей оценкой труда педагога.
Самое интересное, что многие ученики весной расставались с классом со слезами на
глазах, а осенью плакали от радости встретившись вновь.
Все четыре года мы были дружной ячейкой школы и на всю жизнь запомнили свою
Первую учительницу, впитавшую в нас кроме знаний любовь к людям и жизни..

четверг, 28 октября 2010 г.

Гринкевич Анастасия Ивановна(86 лет), зубной врач г.Орла
Как я была учительницей
Давно это было. Многое с тех пор изменилось в мире, в стране, в жизни людей.
И вот смотрю я на эту старую фотографию, вспоминаю 1935 год, 4 класс «а», школа № 20 города Орла. Эта школа находилась на улице Черкасская, там где сейчас стоит школа №38.
Сидят ребятишки, одноклассники. Крайняя в верхнем ряду слева – я, Настя, а в первом ряду 5-ая справа моя первая любимая учительница Евгения Степановна Комарова. Милое, ласковое лицо. Многих учителей своих забыла совершенно, а Евгению Степановну вспоминаю с огромным чувством любви и уважения.

Помню и ту свою первую школу, четырехклассную начальную школу. Она была небольшой, всего два класса: 4 «а» и 4»б». Но нам было в ней по-домашнему уютно. В школьном дворе было много деревьев и цветов. Уроки музыки вела Вера Андреевна Дульнева. У одной девочки (имя ее уже стерлось из памяти) был очень хороший голос и песню «Орленок» в ее исполнении помню и сейчас. В нашем школьном дворе мы и сфотографировались на прощание весной 1935 года, в 5-ом классе мы учились уже в школе №31 г. Орла.
Теперь я расскажу, как я была учительницей.
Сначала немного из истории страны. В царской России неграмотных был процент населения. За годы революции, войны, разрухи с грамотностью стало еще хуже. Просто катастрофа. И в стране началась активная борьба с неграмотностью – ЛИКБЕЗ. Кроме общеобразовательных школ в рамках ЛИКБЕЗа, было открыто множество вечерних школ, курсов, кружков при заводах, фабриках. Везде, даже при домкомах учили читать. Страна училась читать! Кто хотел, а таких было много, продолжали учиться дальше. Тех, кто не мог надолго уходить из дома, учили на дому. Но нужного количества учителей в стране не было. Выход был один - людей, даже с небольшим образованием, призывали без отрыва от производства учить неграмотных. Это было массовое, активно подхваченное населением страны, мероприятие. Включилась и наша школа. Нескольким старшим ученикам 4-ого класса, в том числе и мне, поручили работу с неграмотными. Мы должны были научить их читать и писать.
К моей ученице я, десятилетняя девочка, ходила домой. В небольшой комнатке (разумеется, без удобств) жила семья их четырех человек: муж, жена, двое малолетних детей. В этой комнате была плита, на которой постоянно что-то варилось. Очень часто здесь же в корыте стиралось белье. Встречала меня моя ученица приветливо. Это была женщина молодая и училась она с желанием.
Я старалась учить ее так, как нас учила Евгения Степановна. Уроки наши продолжались довольно долго. Когда же пришли проверяющие, ученица моя смогла прочесть предложенный текст, хотя и медленно. С письмом, правда, было хуже. Привыкшие к грубой работе ее пальцы плохо слушались, и все же она написала несколько слов. Но главное – бойко писала свою фамилию, расписывалась. И я была отпущена с миром к всеобщему удовольствию.
Вот так в первый и последний раз в жизни я была УЧИТЕЛЬНИЦЕЙ!

Воскобойникова Татьяна Ивановна, учитель-логопед Кромской начальной общеобразовательной школы
«Учить Его Величество Народ!»
В этот осенний замечательный день - День Учителя хочется рассказать о талантливом, замечательном Учителе, Отличнике народного Просвещения, Учителе с большой буквы - Рябовой Анне Гавриловне, учителе начальных классов.

Больше 40 лет она посвятила этому благородному делу воспитания и обучения подрастающего поколения. Рябота Анна Гавриловна родилась в 1922 году в семье крестьянина. Окончив семилетнюю Кутафинскую школу, поступила учиться во Мценское педагогическое училище. И в 1940 г. началась ее творческая педагогическая деятельность в Моховском районе Орловской области Какурыно-Ожимской школе.
Но вскоре началась война, голод, холод, слезы все перенесла, вытерпела эта хрупкая женщина во время оккупации немецко- фашисткими захватчиками до августа 1943 г. После освобождения нашего Кромского района Рябова А.Г. уже с 13 сентября 1943 г. начинает работать учительницей в Топковской школе Красниковского сельского совета Кромского района.
Очень трудно было учить детей и взрослых впервые послевоенные годы, но ученики с радостью спешили в школу, на островок знаний, который им помогал забыть эхо прошедшей войны. Каждый день любимую учительницу встречали любопытные, шаловливые глаза детей, а после школы провожали домой. Интересно, увлекательно проходили уроки Анны Гавриловны. Профессионализм, организаторские способности были замечены руководством управления образования и после очередной инспекторской проверки Анна Гавриловна была переведена заведующей школы «Волна Революции» Кутафинского сельского совета (ныне п.Галактионовский).
Педагогическое мастерство, высокий профессионализм учителя сказывались на высоких результатах успеваемости детей. Все свои знания, опыт она отдавала своим ребятишкам, проводя интересные, увлекательные уроки.
Анна Гавриловна жила за 5 километров от школы, но за все свои годы работы, несмотря на путь, лежащий через поле, никогда не опаздывала на занятия в школу. А зимой, когда все было заметено снегом её ученики шли ей навстречу, пробивая своими ножками дорожку любимой учительнице. Встретившись с ней, они все вместе приходили в школу. До начала уроков она растапливала печку, чтобы детям было тепло и комфортно.
По инициативе Рябовой А.Г. была построена новая школа в с.Кутафино, в которой она долгое время работала в качестве начальника интерната, где и закончила свою педагогическую деятельность.
В настоящее время она ведет активную работу, являясь председателем Кутафинской первичной Ветеранской организации. За долголетний, добросовестный труд Рябова Анна Гавриловна награждалась государственными, ведомственными и профсоюзными Грамотами. До сих пор Анна Гавриловна с гордостью вспоминает своих учеников и благодарит судьбу за то, что избрала именно эту профессию - Учить Его Величество Народ!
Уважаемая Анна Гавриловна! Примите самые теплые и сердечные поздравления с Днем Учителя! Ведь именно благодаря Вашему кропотливому труду, таланту, терпению, чуткости, заботе о детях, профессионализму выросло не одно поколение детей. Спасибо Вам от всех ваших учеников!

вторник, 19 октября 2010 г.

Лапшина Александра Алексеевна, ветеран войны и труда, преподаватель - руководитель курсов кройки и шитья ДК строителей г.Орла
Старая фотография
В моем фотоальбоме хранится одна очень старая фотография, на которой запечатлены учащиеся 3 класса школы № 458 г. Москвы. Лицо одной ученицы с улыбкой смотрит на меня.Это я.
 Маленькая пожелтевшая фотография очень дорога мне. В минуты грусти я беру ее и, рассматривая лица детей и учительницы, я с теплотой вспоминаю свою школьную жизнь, и как мне повезло, что тогда на моем детском пути встретились два человека, о которых я помню до сих пор.
   Попервую учительницу)сыграло огромную роль в моей судьбе. Глубокая привязанность к учительнице усугублялась тем, что я была сиротой. Моя мама умерла, явление в моей жизни Раисы Сергеевны (так звали мою       когда мне было 5 лет. Папа работал на Московско-Курской железной дороге и постоянно был в разъездах. Первые 6 месяцев после смерти мамы я жила у бабушке. Бабушка в молодости окончила гимназию. Вышла замуж за преподавателя этой гимназии, но рано овдовела и находила утешение в церкви. Папа боялся, что я тоже стану верующей, так как сам был ярым атеистом. Отец поспешил жениться , что б забрать меня домой. Молодая мачеха вначале относилась ко мне хорошо, так как я сразу назвала ее мамой, как велел мне отец. Но когда у нее появились свои четверо детей, я стала ей мешать. Но более всего ее раздражало то, что отец в минуты раздражения на мачеху повторял, что я похожа на маму, такая же умненькая и красивая и отчего мне жилось не сладко.
Но все изменилось, когда я пошла в школу. Принимали тогда в школу с 8 лет. Я была развитой девочкой: хорошо училась, любила музыку, читать книги. В то время по радио транслировали очень часто оперы и спектакли известных русских театров. Так как я была отличницей, когда меня приняли в пионеры, я была вначале звеньевой, а потом председателем дружины школы.
Второй ряд снизу, наклонив голову
к учительнице - Парашина Саша,
ныне Лапшина А.А.
Раиса Сергеевна очень тепло относилась ко мне, и я тянулась к ней, как к маме. Это заметно даже на фотографии, которую я бережно храню уже 73 года. Тогда мне было 10 лет, и шел 1937 год. В нашей семье никого не арестовывали, хотя у папы было 5 братьев, а один, дядя Митя, из них даже работал в Лондоне в полпредстве.
Раиса Сергеевна формировала мои вкусы в литературе, подсказывая какие книги нужно прочитать, давала другие советы. И когда я окончила 4 класса мне было тяжело расставаться с учительницей, поэтому, встречая ее в школе, я подбегала к ней и она никогда не отталкивала меня, всегда находила несколько минут, что бы поговорить со мной, расспросить как я живу. В 5 -м  классе у меня сложились очень теплые отношения с учительницей немецкого языка. Наша страна в то время была в хороших политических отношениях с Германией и я с удовольствием учила язык. Наша Ада, как мы называли ее, отмечала меня и когда на ее уроки приходили из гороно, она вызывала меня к доске, и я рапортовала на немецком языке о том, сколько учеников присутствует на уроке, что доска чистая, и какая стоит погода. Я до сих пор помню эти рапорты. К большому сожалению в школе мне пришлось учиться только 6 лет – началась война.
Заканчивала я свое образование в военное время в школе рабочей молодежи, а диплом я получила будучи мамой 2-х деток, так как училась заочно.

пятница, 15 октября 2010 г.

Изотов Василий Федосеевич, учитель истории Вожовской средней общеобразовательной школы Кромского района
Мой первый урок
Работать учителем я начал с 15 августа 1964 года в Цвиленевской школе Сосковского района Орловской области (директором школы на то время была Артюхова Е.А.). Я уже закончил факультет истории Липецкого педагогического института - заочно. Практического опыта педагогической работы я не имел, тем более что перевелся из Московского института культуры в педагогический институт.
С первым уроком мне, можно сказать, повезло. Это был второй урок по расписанию в 7 классе, где мне было предложено классное руководство.
До 1 сентября я посетил всех 27 родителей своего класса, познакомился с учениками, с условиями жизни.
Еще учась в школе, я увлекался всеобщей историей, особенно Отечественной, много читал дополнительной литературы. Имел отличную оценку по истории и в школе, и в институте. Готовясь к первому своему самостоятельному уроку, я решил использовать материалы студенческой курсовой работы «Активизация мыслительной и познавательной деятельности учащихся на уроке» и опробовать методы, предложенные в работе.
На моём первом уроке присутствовала завуч школы Булыгина А.И.
На доске записал тему урока «Наши предки - славяне», цель урока, разместил дополнительную литературу, карту, наглядные пособия, которые были ограничены, так как история в школе до моего прихода не преподавалась. И прежде чем перейти к теме, я предложил учащимся достать лист чистой бумаги и записать наш девиз: «Ученик должен искать ответ на вопрос сам, а не получать его от учителя». В дальнейшем продолжили вести на уроках тетради и словари по истории. Ряду учащихся предложил рисовать карточки дат, чтобы учиться выделять главное в тексте учебника. В ходе урока помогал учиться задавать друг другу дополнительные вопросы при ответах домашнего задания. Тему урока я не объяснял, а комментировал с учащимися: Кто такие славяне, откуда пошло их название. Что вы читали на эту тему? Назовите ветви славян. К какой ветви славян принадлежим мы? Назовите стоянки славян района. Назовите известные вам обряды сегодняшнего дня и т.д. В общей сложности этими вопросами раскрывал тему занятия. В ходе урока я выявил, что знания учащихся низкие, некоторые даже не умеют хорошо читать текст. Урок я продолжил своим рассказом, в котором использовал дополнительную информацию, не содержащуюся в учебнике. Эту информацию учащиеся слушали с большим интересом, и я предложил записываться в краеведческий кружок и помогать мне организовывать экскурсии, оформлять кабинет истории. К концу года наш стенд «Нумизматика» занял второе в районе.
При разборе урока я получил много замечаний, но некоторые носили характер стереотипов, сложившихся в школе: «Почему не спросил, кто дежурный? Не обратил внимание на грязь в классе, не записал домашнее задание в дневнике». Отстаивать свою методику мне пришлось все 36 лет. Но я её не поменял и она себя оправдала, уже тогда интуитивно я стал применять, ставшую позже популярной методику развивающего обучения. Но для этого надо работать над собой. «Если учитель перестает работать над собой, в нем умирает учитель».

четверг, 14 октября 2010 г.

Роенко Геннадий Иванович (родился 22 июня 1943 г. в п.г.т. Кромы)
 –композитор, гармонист, театрал, цветовод-огородник, пишет стихи, радиоконструктор. Автор трех сборников песен, книги «Душа моя – душица». Написал около 200 песен на слова местных и российских поэтов. Педагог дополнительного образования Центра дополнительного образования в п.г.т. Кромы Орловской области, руководитель ансамбля народных инструментов, ведет кружки среди старшеклассников и пенсионеров по пропаганде русских народных инструментов и песен. Имеет дочь, сына, внука. Дважды Лауреат Всесоюзных смотров художественной самодеятельности – хорового и театрального искусства.











СИЯЙ.РОССИЯ, ТЫ – ЗВЕЗДА!
Люблю тебя, моя Россия,
Люблю всем сердцем и душой.
И без тебя я жить не в силах -
Во сне и в мыслях - я с тобой!
Не будет нас - придут другие.
Но ты всегда для всех одна!
Здесь все народы, как родные,
Сияй, Россия! Ты - звезда!


ВНУКУ СЕРЁЖЕ
У меня родился внук -
Серж, Серёжка, Сердцеед!
Потому не слазит с рук,
Что любимчик он и вед!
Ведает, где баба Валя
Прячет чувства, ласку, пир
Уж такой у нас он краля –
Будто первый командир!
Все готовы приказанья
Выполнять его всегда:
Дядя Витя, баба Валя,
Только деда - иногда...
Подрастай мой внук, Сережа,
Будь здоров, речист и смел,
Чтоб никто с кривою рожей
И обидеть не посмел!
Жизнь сегодня - лишь изъяны,
Словно, в тот пещерный век.
А вокруг нас - обезьяны,
Где ты, умный человек?!

ОЛЕГ И ХАЗАРЫ
Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хазарам...

А.С.Пушкин.
Как долго сбирается вещий Олег
Отмстить вездесущим хазарам!
Но только и в наш переменчивый век
Им власть доставляется даром!
Мы помним,
как сербский пылал вариант,
А кто-то мечтает,
чтоб был белорусский.
И к власти приходит родной каганат,
Чтоб русским освоить
язык свой... индусский?!
Доставят хазары
в Балканы бордель.
Для девочек сербских
откроют «отель».
И сгинет славянский
недружный народ -
Мор, СПИД, гепатит,
наркота всех убьёт...
Зато «демократия» ныне везде,
Работа и сытость
лишь только во сне.
Как важно иметь нам
хазарку-жену.
Откроет всем двери
в любую страну...

НЕДРУГАМ
- «Будь проклят!» - мне.
- «Здоров будь!» - я.
- «Чтоб ты пропал!..».
- «Чтоб жил ты долго!»
- «Противен ты и прожил зря!..»
- «А ты красив, могуч, как Волга!»
...Я мщу завистникам ...добром,
А месть оставлю на потом,
А может, вовсе позабуду,
И пусть добро бывает всюду..!
Любовь Ивановна ДОЛЖИКОВА, педиатр Кромской районной поликлиники

Славим учителей, которые вели нас по трудной дороге жизни!


Этот 2010 год объявлен Годом Учителя. Наконец-то правительство и вся наша страна обратили должное внимание на людей этой благородной и нужной профессии! Учитель, милый мой учитель! Как тебе трудно было с нами, непослушными детьми, сколько сил ты вложил в наши буйные головушки, чтобы мы стали людьми! А много ли благодарности ты услышал от нас и наших родителей? Да и умели ли мы тогда говорить тебе эти слова?!
Учительница первая моя -
Александра Александровна
(в верхнем ряду в центре)
Никогда не забуду свою первую учительницу, мою любимую Александру Александровну Глинчикову, к сожалению, ныне покойную. Её ласковые добрые руки часто ложились на детские головы, чтобы утешить и помочь нам, когда не получались крючки и первые буквы. Ведь писали тогда не шариковыми ручками, а ручками со вставленными перышками «Звездочкой». Ну, а эти перышки были очень капризные: то ломались, то плохо писали, то делали кляксы в тетради. И какое нужно было иметь терпение, чтобы красиво и чисто написать свои первые буквы и цифры! Однажды, когда я училась во 2-м классе, начался сильный буран, снег валил и валил, замело все дороги. И тогда завуч школы Попова Полина Павловна организовала колхозные подводы, и на санях всех школьников доставляли до дома. Кучерами были какие-то бородатые мужики, а мы тогда думали, что это за нами приехал Дед Мороз, и очень этому радовались.
Мой дорогой классный руководитель Кукуев Валентин Фёдорович - учитель физкультуры. Творческий человек с активной жизненной позицией, сколько раз он возил наш класс в Воронеж в музеи и театры, организовывал для нас вечера музыки, КВН и другие мероприятия. Уже будучи пенсионером, он как депутат сельской администрации села Гремячье, добился ремонта школы, больницы, дороги и самое главное, строительства памятника воинам, погибшим за освобождение села Гремячье и Гремяченского района. Я говорю спасибо судьбе, что она подарила мне такого наставника.
Наш директор школы, участник Великой Отечественной войны, Киселёв Семён Дмитриевич и его жена, моя первая учительница по иностранному языку - Маргарита Михайловна. До последних дней своей активной жизни, Семён Дмитриевич был на посту председателя Совета ветеранов войны, труда и правоохранительных органов села Гремячье. Большое спасибо, Вам дорогой Семён Дмитриевич, за Ваше доброе сердце и сострадание к больным пожилым людям!
В нашей школе работал библиотекарем Михаил Васильевич Хрипушин, добрейший и милый человек; он организовал в школе фотокружок, где мы учились не только фотографии, но и получали от Михаила Васильевича советы на любые случаи своей жизни. Для каждого члена кружка он находил какие-то добрые и так необходимые слова. Он участвовал в обороне Москвы, а пота прошёл через всю Европу, много видел, интересно рассказывал ученикам. Его друг работал в военной газете, но в мирное время трудился фотографом в Воронеже и влюбился по фотографии в свою будущую жену. Перед войной женился, ушёл на войну и погиб, оставив молодую жену и маленького сына.
И наш Михаил Васильевич всю жизнь помогал этой семье, летом к рыбалку к нему приезжал сынишка погибшего друга. Надо было видеть, как нежно и заботливо наш учитель относился к этому пареньку. Многие тогда из нас завидовали чужому воронежскому мальчишке, наверное, ревновали своего учителя к «чужаку». Мы все очень любили своего библиотекаря и во время перемен старались сбегать в библиотеку, поздороваться с Михаилом Васильевичем, узнать от него хорошие новости. Потом он же организовав радиопередачи в школе.
В посёлке Кромы я 4 года работала врачом спец. школы, где я познакомилась с замечательными людьми, профессионалами своего нелёгкого труда. Многие из них стали моими друзьями. В первую очередь, это относится к Гридневой Галине Яковлевне и Туиновой Нелли Васильевне, которые стали помощниками во всех моих творческих делах; затем учителя начальных классов Тамара Алексеевна Пода и Фёдорова Раиса Ивановна, учитель Одинарцева Надежда Ивановна и Дрожжакова Нина Максимовна, завуч этой школы, ныне покойная, Пожогина Мария Николаевна и учитель математики Парахина Мария Платоновна.
Мария Платоновна более 55 лет отдавала свои знания и силы на воспитание детей с ограниченными возможностями, а скольких девочек она научила вязать замечательные красивые платки! В мой день рождения эта женщина первая поздравила меня и подарила мне своё вязаное «чудо». Спасибо вам мои дорогие друзья, что вы есть у меня, я всех очень люблю! Счастья вам, крепкого здоровья и дальнейших творческих успехов в вашем нелёгком труде.
Воспитывая своих 3 детей, я встретила на своём пути учителей начальной школы Серову Тамару Дмитриевну, Куприну Александру Васильевну и Косенкову Нину Николаевну. Мы с мужем очень им благодарны, что они стали прекрасными наставниками нашим детям и внукам. Бочарова Лариса Алексеевна и Бикасова Наталья Викторовна - были первыми учителями моей дочери Ларисы и внучки Карины по музыке. Спасибо вам, мои дорогие женщины, что свой талант вы щедро передали своим ученикам!



пятница, 8 октября 2010 г.

Из воспоминаний Измайловой Зои Григорьевны, пионервожатой лицея №21 г.Орла
Тимуровское движение

Зоя Григорьевна со своми тимуровцами
До начала Великой Отечественной войны вышла в свет книга А.Гайдара «Тимур и его команда». Я же впервые прочитала эту книгу в 1945 году. Эту книгу полюбили сразу все мальчишки и девчонки военных и довоенных лет. Все хотели быть похожи на героя книги Тимура. Она стала настольной книгой для ребят того времени. Через своих героев она воспитывала в них доброту, внимание к людям, смелость, честность, решительность, любовь к своей Родине. Создавая свою книгу, Гайдар точно почувствовал, понял великую потребность ребят участвовать в настоящем деле.
В нашей стране широко развернулось Тимуровское движение. «Тимуровец» - так называлось одно из главных маршрутов Всесоюзного пионерского марша. Первоочередной задачей тимуровцев является забота об инвалидах войны и труда, семьях погибших, семьях военнослужащих.
В 1945 году Обком комсомола направляет меня на работу в 21-ую мужскую школу. Надо было видеть эту школу. Среди развалин в Школьном переулке, старое, темное, двухэтажное здание. Бледные, худые, плохо одетые дети. Замерзали чернила, не хватало бумаги, мебели. Вот тут-то и задумалась я тимуровской работе. Собрали совет дружины и на нем постановили – создать при школе штаб Тимура. Вначале наш штаб был небольшой – 5 человек и командиром был Толя Тройнич. В каждом пионеротряде были тимуровцы, но пока это были единицы. Помню хорошо, когда я собрала всех своих тимуровцев и первая моя беседа была о книге А.Гайдара «Тимур и его команда», которую ребята не раз перечитывали. Мы обсуждали ее, горячо спорили, и видно было по лицам ребят, что они хотят работать!
В пионерской комнате разместили карту своего микрорайона, план, дневник, куда записывали все свои дела. Ребята обходили дома, брали на учет семьи погибших и нуждающихся в их помощи. Таких оказалось много. Из старшеклассников организовали отряд, которые пилили, кололи дрова, а младшие пионеры складывали их штабелями. Ребята были закреплены за домами, где нуждались в их помощи, носили воду, работали в огородах, ходили в магазин, аптеку. Тимуровцы следили за состоянием школьной мебели и ни раз чинили, сбивали стулья, парты. А так как в зимнее время школа отапливалась печками, которые были в каждом классе, наши дежурные помогали истопнику разнести дрова. А по субботам и воскресеньям расчищали развалины вокруг школы, принимали горячее участие в городских мероприятиях по благоустройству города. По инициативе тимуровцев школьники дали большой концерт и на собранные деньги купили нуждающимся детям обувь, одежду, оплачивали школьные завтраки. Наши тимуровцы шефствовали и ухаживали над могилами погибших воинов на Троицком кладбище. Работы было много! А сколько было поучительных примеров отзывчивости, доброты и самопожертвования со стороны тимуровцев!
Помню такой случай. Звонит мне из гороно Щаулина Екатерина Никифоровна (зав. гороно) и говорит, что бы я пришла к ней. А то здесь сидят ваши тимуровцы и просят, чтобы помогли достать путевки в санаторий двум товарищам Соболеву Вите и Тройничу Толе – хорошим активным ребятам, отличникам учебы, но со здоровьем у них было плохо. Школа недалеко, надо идти. Вошла и вижу - в кабинете сидят мои тимуровцы все в пионерской форме с красными звездочками. Вначале смутились, увидев меня. Говорю: « Почему вы не посоветовались со мной, прежде чем идти». А они отвечают: «Мы же тимуровцы и должны заботиться о своих товарищах, ведь вы же нас этому учили». Вскоре нам были выделены две путевки и наши ребята отдыхали в санатории. И как дорого было то, что наши тимуровцы оказались такими отзывчивыми к беде своих товарищей!
Или еще один случай. Недалеко от школы жил учитель физики. Он был стар и одинок. Наши тимуровцы взяли над ним шефство. Ребята приносили ему из школьной столовой обед, помогали ему пилить и колоть дрова, топить печку, а девочки убирали в квартире, ходили в магазин. Хлеб в то время давали по карточкам. Однажды приходит ко мне в пионерскую комнату мальчик со слезами на глазах. Спрашиваю: «Сережа, в чем дело?», плачет. Оказалось, он потерял хлебную карточку. Значит, две недели ребята не могли бы получать для учителя хлеб. Чем помочь, как быть? Срочно собрались мы со своими тимуровцами, обсудили и решили из каждого отряда приносить хлеба кусочек и пончик. Две недели по очереди каждый тимуровец отдавал свою порцию, которую получал в школьной столовой. А потом, когда все рассказали учителю, он был глубоко тронут и признателен. Да, дети понимали и знали цену хлеба, горе, голод. И они поделились со своим старшим другом.
Помню, как светились радостью глаза детей семьи Банниковых. Это была очень бедная семья. Отец погиб на фронте, в семье осталось 6 детей. Мои тимуровцы накануне Нового года решили сделать праздник для этих детей. Когда внесли в дом елочку, дети застыли от изумления, а мама их прослезилась. И началось веселье: устанавливали елку, наряжали ее самодельными игрушками, а потом раздавали детям угощение. Каждый тимуровец сэкономил на школьном завтраке, и получилось новогоднее угощение из сахара и пончиков. Мама ребят, видя такое дело, достала свое угощение: варенье, сваренное из свеклы. Это было в семье самое ценное лакомство.
Уже много лет я инвалид первой группы и работаю с ребятами у себя на дому. У меня проходят беседы, пионерские сборы, организуем разные акции. Рассказываю ребятам о тимуровской работе послевоенных лет.
В 70-е и 80-е годы тимуровское движение имело большое патриотическое и воспитательное значение подрастающего поколения. Тимуровцы того времени, как и вначале этого движения заботились об инвалидах войны и труда, о семьях погибших, военнослужащих. Они ходили для них в магазин, аптеку, приносили продукты, помогали в домашних делах, читали газеты, журналы, книги. Тимуровцы школы №21 помимо прочих своих дел шефствовали над детским садом №25 и надо мной. Ученики пятого «а» класса рассказывали о своей тимуровской работе, о том, как они провели операцию «Тепло пионерских сердец - ветеранам»: разыскали участницу боев на Малой земле Антонину Алексеевну Звереву и пригласили на сбор, о своем шефстве над жителями дома №8 по переулку Ягодный, по улице Интернатской.
А сколько было замечательных дел у тимуровцев нашего города! Всесоюзная операция «Баму – пионерские поезда», «Родному городу пионерские троллейбусы» ( пионеры собирали металлолом на изготовление троллейбуса и был такой маршрут «Новый и старый город»), «Пионерские ЛЭП – орловскому Нечерноземью».
С некоторыми тимуровцами я дружу до сих пор. Они присылают мне свои фотографии,  сувениры тех мест, где они бывают. Теперь они приходят ко мне вместе со своими детьми. Я помню их, своих тимуровцев: Жорина Андрюшу, Ашихина Гришу, Авилова Витю, Румянцеву Лену, Корнееву Жанну, Рогачеву Ларису и других. Бережно и с большой любовью храню эти предметы, знаки того, что все не прошло даром.
Теперешние дети живут в другое время, и тимуровское движение не имеет такой популярности и силы. А очень жаль.


Вишневская Белла Соломоновна, учитель английского языка школы №23 г. Орла

Первая любовь на всю жизнь
Я закончила институт в 1966 году и получила назначение в единственный город в распределении – Боровичи. Я и не знала тогда, где он находится, оказалось, что в Новгородской области. Мой муж поехал со мной: он хотел посмотреть место, где я буду жить и работать целых полгода одна, без него.
Прямого поезда от Орла туда нет и сейчас, поэтому мы ехали через Москву. Мы приехали рано утром.
И первое что я увидела – была длинная деревянная платформа с колоннами как в старых фильмах про 19 век и огромный колокол на стене, в который тогда еще звонили перед отправкой любого поезда. Станция Боровичи – это тупик, поэтому тогда там отправлялись 1 поезд в Москву и 1 поезд в Ленинград в сутки. Мы стояли перед этим колоколом, и я не могла представить себе, что это современный, хоть и провинциальный город. Но оказалось, что рядом с вокзалом есть автобусная остановка, мы обрадовались и поехали в ГОРОНО. Там я получила назначение в 11 среднюю школу и мне дали комнату в коммунальной квартире.
Школа оказалась новая, отрылась всего год назад. Я начала работать и через месяц, в октябре, мне вручили и классное руководство в 9 А классе. Это был мой первый класс. Я помню, как Борис Михайлович Евграфов – прежний классный руководитель, назначенный завучем, передавая мне классное руководство говорил, что класс хороший, но не простой. Наверное, не простой. Но от неопытности или от неумения я общалась с ними как с друзьями, не выстраивая никаких стратегий. Мы вместе радовались победам и огорчались плохим оценкам.
Мне – 22 года, им 16. Тогда это была огромная разница, а сейчас мы ровесники. За два года мы много чего успели сделать – наш класс был лучшим в школе и нас фотографировали у развернутого красного знамени – такая была в школе традиция, мы объездили все, что было возможно. Ездили в Новгород, Ленинград, в Михайловское и Печеры, в Кончанское-Суворовское. Вокруг города много озер и хвойные леса. Мы ездили по грибы и за клюквой.
В конце 10 класса Борис Михайлович проводил анкету и в пункте Твои любимые учителя больше чем в половине из них было написано мое имя. Это было первое признание того, что что-то получается у меня как у классного руководителя и как у учителя.
На последнем звонке я говорила, что школа и я будут помнить их всю жизнь. Так оно и есть.  К этому дню Валя Костерина написала песню. Я храню тогда написанный листок с песней до сих пор, и каждому своему классу на выпуске я дарила эту песню.
Класс был очень дружный. Через два года они закончили школу и я вернулась в Орел, но связи остались.
За следующие 40 лет я была в Боровичах три раза. Первый раз я помчалась туда 3 или 4 мая через два года на похороны – умерла Ниночка Ланкина, наша умница и красавица, спортсменка. Она играла в волейбол и, наверное, ударилась бедром во время игры, потому что потом сгорела от саркомы. Поздно вечером все провожали меня на поезд, и мы плакали, потому что не было больше с нами нашего Нулика.
Во второй раз я поехала туда через 20 лет. Мы снова встретились. Все были немножко чужие, но бесконечно родные. Будто наши разговоры никогда не кончались. Было интересно узнать, кем они стали, как складываются их судьбы. У всех уже были дети, и они были много старше, чем я была тогда.
Мы переписывались изредка. Писали мне Таня Кавчинская и Люда Иванова. Но время шло, изменились телефоны, я стала жить в другом месте и даже в школе, телефон был уже другим. Поэтому для меня было шоком, когда в мае 2008 года меня в школе позвали к телефону, и я услышала голос Люды Ивановой: меня приглашали на 40 лет окончания школы. Мои коллеги были очень удивлены тем, что позвонили и позвали, но, по-моему, еще больше тому, что я не долго думая, сказала, что приеду обязательно.
И вот я еду… Еду и думаю о том, что увижу, кого встречу.
Одна из моих подруг написала для нас стихотворение "Сорок лет". Интересно и странно было войти в школу 40 лет спустя. Оказывается ничего не забылось. Вот здесь на лестнице я разговаривала с Витей Никитиным, а с Сашей I (в классе было два Александровых Александра, поэтому был Саша I и Саша II) мыла стены, с Таней Кавчинской обсуждали планы на четверть. И так я могу говорить о каждом.
 В моем бывшем кабинете № 32 теперь работает учитель немецкого языка. Мы сидели за партами, разговаривали, вспоминали, рассказывали как у кого сложилась жизнь. Девочки уже все на пенсии, но многие работают. Жизнь сложилась у всех по-разному, но осталось чувство сопричастности, интереса друг к другу.
Уже поредели ряды: нет с нами Люды Фоменковой, Коли Трома, Володи Касьяненко. На следующий день мы поехали на кладбище к Ниночке Ланкиной. Могила осыпалась, металлический памятник проржавел. Родных у Нины уже никого не осталось. Смотреть на это было невозможно, мы собрали деньги, и Саня Партанский осенью все поправил и сделал все как надо.
Прошло уже два года с тех пор, и я еще два раза была в Боровичах. Все меняется, но отношения, которые были, остались навсегда. И мне кажется, что не было в жизни лучше их. Но когда я вспоминаю остальные свои классы, а их было всего пять, то оказывается, что они тоже все молодцы. Пусть так и будет всегда!



Деулина Лидия Васильевна, учитель краеведения,
заведующая музеем школы №46 г.Орла
А звали меня Том Лидахон
В 1958 году я закончила историко-филологический факультет Орловского педагогического института. Выпускников института этого года распределяли на работу в Среднюю Азию. Вот и моя группа попала под такое распределение в Таджикистан в город Сталинобад (сейчас Душанбе). Все боялись попасть в Среднюю Азию, а мне не было боязно, и даже очень хотелось туда поехать. Хотелось увидеть другие города, другой мир, людей, познакомиться с их традициями и культурой. Все было интересно. И сейчас я ни о чем не жалею.
На вокзале нас провожал преподаватель истории Кривин, которого мы очень уважали. Провожая, он плакал – ему страшно было за нас оттого, что мы так далеко уезжаем и в совершенно незнакомое место.
Ехали мы долго. Как переехали Урал, изменилась погода: жара стояла невыносимая. В Сталинобаде нас встретили и повезли в институт усовершенствования учителей, там и поселили. Жили мы во дворе в большой беседке, увитой виноградом со свисающими гроздьями. Там прожили 2 недели, которые были для нас как «курсы молодого бойца». В течение этого времени мы изучали таджикский язык, а разговорную практику проходили на восточном базаре. Что это был за базар! Фрукты, овощи, лепешки, таджикские халаты и расшитые тюбетейки, и многое другое, чего мы не видели раньше. Слов 120-150 я изучила.
Сталинобад очень красивый город: фонтаны, дома в восточном стиле, арыки по обеим сторонам улиц и много зелени. Центральная улица города – проспект Айни, и все сосредоточено здесь. Если смотреть на город с высоты, то он расположен как бы в чаше, а вокруг горы, горы…с белыми вершинами, переливающимися на солнце как бриллиантовые россыпи. Одно слово – Памир! Красота неописуемая! Мы учились, готовились к самостоятельной жизни в совершенно другом мире, а город жил своей жизнью, и я старалась выбирать время сходить в театр, на концерты или посетить выставочные залы. В городе очень много встречали выпускников вузов из России. Радовались таким встречам, знакомились и вместе ходили гулять по городу или на танцы.
А через две недели я получила назначение на работу в кишлак Гурьет Гесарской долины в школу имени К.Маркса учителем немецкого языка, русского языка и литературы. Учителя встретили меня очень приветливо.
 Я была в кишлаке единственной русской. Сам кишлак был серый, мрачный, неприветливый. И хотя в Средней Азии было уважительное отношение к учителю, как святому человеку, жители отнеслись ко мне очень настороженно. Ведь я была для них чужой. Единственные соседи, кто общались со мной, завуч школы и его жена.
Но однажды я увидела как самый главный человек в кишлаке, мулла, мучается от сильного нарыва на руке. Я помогла ему мазями и лекарствами, и через два дня ему стало намного легче. На следующий день я увидела у себя во дворе, что собрались жители кишлака и, приложив правую руку к сердцу, кланяясь, приветливо здоровались со мной. С тех пор жизнь моя в кишлаке изменилась. И хотя дети в школе с самого начала почитали меня, то теперь мамы детей или просто женщины кишлака в знак уважения и благодарности приносили мне продукты: фрукты, овощи, орехи, лепешки. А школьный сторож, обаятельный старик, подарил мне собаку, рыжую овчарку, с которой я потом ходила одна в горы.
Школа в кишлаке представляла собой длинное одноэтажное здание, метров 40. Каждый класс имел выход на улицу. Полы были земляные, а в холодное время классы отапливались буржуйками, которые стояли в каждом классе.

Дети кишлака не знали никаких праздников, кроме своих религиозных. Ими никто не занимался, так как это не было в обычаях сельских жителей. Я решила как-то детей развеселить, скрасить их быт. Купила мяч и разучила с ними как играть в лапту. Вначале они смотрели и удивлялись, а, поняв смысл игры, кричали, радовались каждому удачному удару по мячу. Потом научились играть в волейбол. И теперь после школы, если позволяли домашние заботы, дети собирались командами и играли в мяч. Смех и радостные крики стояли возле школы. Посмотреть на нас приходили даже старики кишлака.
Приближался Новый год (первый Новый год вне дома). Я предложила сделать для детей праздник В кишлаке он не отмечался, и поэтому никто не знал, что надо делать. Директор школы обрадовался моей инициативе и в последствии помогал в организации разных мероприятий. В конце декабря наш сторож привез с гор дерево, похожее на тую, так как елок в Азии не было. Вместе со всеми школьниками мы делали игрушки на елку, готовили праздничную программу: песни, стихи, народные танцы под национальный бубен. Пришли на елку и родители, и жители кишлака. Праздник получился веселым. Вначале дети стеснялись, но когда увидели, что за исполненный номер дают угощение, простенькие конфеты, стали тянуть руки, чтобы выступить.
В дальнейшем я стала организовывать для учеников советские праздники, все были в восторге. На 8 марта школа делала подарки девочкам: пудру, мыло, ручки, карандаши, тетради. А девочке из очень бедной семьи подарили 3 метра ситца – радость была большая в этой семье.
Я старалась участвовать в жизни кишлака. Осенью со всеми вместе ходила собирать хлопок. Это очень тяжелый труд! За весь день, не разгибая спины, я собрала 32 кг хлопка. Жители кишлака приглашала меня и на свадьбу. Я сидела на мужской половине, так как была другой веры. Таджикская свадьба была для меня очень интересна. Я записывала, какая была посуда, как украшены стены дома, какая одежда на молодых и других присутствующих, что дарили.
В кишлаке меня уважали и звали Том Лидахон, то есть уважаемая Лида, и когда ко мне в гости приехала мама, жители очень тепло отнеслись к ней. Она ходила по кишлаку и по - хорошему всему удивлялась и ахала.
Я могу рассказывать очень долго, но остановлюсь на этом. Судьбе было угодно направить меня в этот уголок нашей страны, и я ей благодарна. Впечатления остались на всю жизнь. Была молода и очень скучала по дому, родителям, но сейчас приятно вспоминать то время. Уехала потому, что закончился мой срок направления, и очень тянуло на родную сторону.
Я еще долго переписывалась с ребятами. Они присылали в письмах фото, писали даже из армии. А мой ученик, сын того замечательного старика - сторожа, окончил школу, и тоже стал учителем. По окончании педагогического института, работал завучем. В конце 60-х годов он привозил учеников на экскурсию в Москву и в Орел, заезжал ко мне в гости. Сколько было разговоров и воспоминаний! Фамилия этого ученика Алимов.
В кишлаке все меня помнили и вспоминали добрым словом.

четверг, 7 октября 2010 г.

Гостенков  Николай Иванович, учитель - пенсионер Нижне-Федотовской школы Кромского района
Учительница первая моя

Николай Иванович с супругой и внучкой
  Это был трудный послевоенный 1946 год, когда мы, девчонки и мальчишки, робко и застенчиво переступили порог начальной школы в деревне Верхне-Федотово. Школа была старой деревянной, но с большими окнами и широким коридором, построенная по распоряжению земства ещё в конце XIX века. В ней были две классные комнаты, вмещавшие более 40 учеников каждая. На окрестных полях чернели подорванные на минных полях танки, развороченные артиллерийские орудия, и часто война напоминала о себе: подрывались на минах жители деревень, домашние животные. Ко всем трудностям, оставшимся от войны, добавилась засуха. В этом году урожай собирали по три-четыре центнера с гектара, а ведь землю пахали в лучшем случае лошадью, но чаще всего всей деревней поле перекапывали лопатой. И почти всё собранное вручную колхозом приходилось отдавать государству.
Привёл нас в школу, мальчишек и девчонок человек 10-12, мой сосед дядя Саша. Он был инвалид: пришёл с фронта без руки по самое плечо. В холщовой сумке у меня лежали две тетради по 12 листов и старый довоенный букварь. Это всё подарил мне мой родной дядя Саша, тоже инвалид войны. Он работал секретарём в сельском совете, и не знаю, где и как он достал эти тетради. У многих моих сверстников были тетради, сшитые из старых газет, на которых можно было прочесть военные сводки.
После линейки перед школой 1 и 2 классы усадили за парты по три ученика, 3 и 4 занимались во вторую смену. Вместо школьной доски висел стандартный лист фанеры, а над ним портрет Сталина с девочкой на руках.
Родители, в большинстве мамы, так как отцы у многих погибли на войне, постоянно дома напоминали, что надо учиться грамоте, что тогда легче будет жить, ставили нам в пример тех, кто не нёс тяжести нелёгкого крестьянского труда. И вот мы за партами жадно ловим каждое слово, сказанное молоденькой учительницей Ниной Васильевной. И, несмотря на то, что она в детстве переболела оспой и на её лице остались следы этой трудноизлечимой болезни, мы её любили.
Полюбили так, что за все четыре года начальной школы она стала близким, почти родным человеком. Она принимала участие в судьбе каждого из нас, сорока четырёх первоклашек, никогда не повышала голос, вместе с детской рукой выводила крючки и палочки, учила считать, вызывала родителей в школу, и их поддерживала, чем могла. Она ходила по деревне, узнавала, у кого что осталось от довоенного времени, и выпрашивала для школы. И жители деревни Верхне-Федотово и двух посёлков Красная Поляна и Новый Хутор отдавали всё, что могло пригодиться детям для учёбы.
Детская память сохранила и такой случай. Когда мы были во втором классе, с наступлением зимы один мой ровесник Ваня перестал посещать школу. Он неплохо учился: по крайней мере двоек не было, да и троек было мало. Он не приходил в школу день, два, неделю, и тогда Нина Васильевна пошла к нему домой. Едва переступив порог крестьянской избы, она заметила, как Ваня, вспрыгнув на лежанку, быстро забрался на русскую печь и затаился. От бабушки (отца и матери у Вани не было) она узнала, что у мальчика нет зимней обуви и ему не в чем ходить в школу. Мы почти все тогда зимой ходили в чунях. Это своего рода лапти, но не из лыка, а сплетённые из пеньковых верёвок. Местный сапожник Михалыч подшивал их широким прорезиненным ремнём, и тогда срок службы их увеличивался в несколько раз.
В школе Нина Васильевна, объяснив причину, почему Ваня не ходит в школу, спросила: «Кто может помочь ему?» Я поднял руку и сказал, что моя мама может сплести чуни. Через день Ваня пришёл в обуви, изготовленной моей мамой. И уже спустя много лет, когда Иван работал в редакции одной из районных газет, мы встретились в Орле и я спросил его: « А ты помнишь?» Он пожал мне руку и сказал: « Коля, хорошее не забывается».
А с каким упоением и замиранием сердца слушали мы русские народные сказки, которые читала нам Нина Васильевна обычно на последних уроках! В классе стояла абсолютная тишина, слышен был только голос учителя, и мы все мысленно погружались в мир грёз, переносились в мир сказочного сюжета. Рядом со мной сидела моя сверстница Шура. Сколько раз я наблюдал, как она переживала за сказочных героев, как, наверное, ей хотелось помочь и Василисе Премудрой, и Алёнушке, и Ивану Царевичу. Вот лицо её стало строгим, вот она сжала кулачки, когда Кощей похитил Василису Премудрую. Но вот счастливый конец, и Шура облегчённо вздохнула. На сказках, на детских книгах, которые тогда стали поступать в школьную библиотеку, она учила нас любить добро, ненавидеть зло, познавать мир во всём его разнообразии. Она дала нам самые первые и, может быть, самые нужные знания в жизни.
И ещё об одном случае из нашей школьной жизни хотелось рассказать. Деревню Верхне-Федотово и посёлок Красная Поляна разделяет ручей, который носит название Сухой. Ну это только в засушливые годы он на несколько месяцев пересыхал в верхнем течении, а во время весеннего паводка или летних ливней ручей разливался тогда на всю ширину луга. Сейчас эрозия почвы сделала своё дело и русло опустилось почти на два метра, и нет тех разливов. Однажды весной, перед каникулами, мы не могли пройти домой. Переправу из нескольких брёвен смыло разбушевавшейся талой водой, и мы, 9 детишек, постояв у широченного ручья, который был похож больше на реку и нёс на своём гребне комья грязного снега и льда, вернулись в школу. Учителя ещё не ушли домой и нас разместили по родственникам, а меня и ещё двух девочек Нина Васильевна пригласила к себе. Смущённые и растроганные, стояли мы у порога её дома. Она настойчиво убеждала нас, что мы ей не чужие, что она тоже Гостёнкова, что она родня нам, и что она нас никуда не отпустит. И мы остались ночевать у неё. Утром она сама проводила нас до переправы, которую уже успели навести жители посёлка Красная Поляна.
В моей школьной жизни и во время учёбы в Одесском университете были и другие замечательные педагоги, но память о первой учительнице, о её первых уроках, умении пробудить детскую душу и повести в таинственный и неизведанный мир знаний, я сохранил на всю жизнь.

Бутырина Галина Павловна, учитель русского языка и литературы,
воспитатель группы продленного дня  школы №27 г. Орла
Воспитатель группы продленного дня  – важная часть образовательного процесса в школе

В 1981 году в моей педагогической работе произошел резкий поворот. Пятнадцать лет я преподавала русский язык и литературу, и немецкий язык. Все складывалось в работе хорошо. Но когда пришло время отдавать в детский сад моего второго сына, у него обнаружилась серьезная болезнь. Мальчик оказался несадовским. Что делать? Нанимать няню? Я обожглась с первым ребенком. Мои родители и мужа к тому времени уже умерли. Надо было выбирать между здоровьем сына и работой. И, конечно, выбрала сына – ушла из школы. Когда он подрос и вылечился, стала искать работу, и нашлось место воспитателя в группе продленного дня в школе рядом с домом. График работы устраивал. Предполагала, что поработаю 2 года пока сын не пойдет в школу, а оказалось - на 20 лет.
Работа считалась не престижной. Администрация школы и часть учителей считает, что это милость для бездарных людей. Однажды коллега по работе попала на совещание завучей в роно, где стоял вопрос о продленке. Выступавший работник сказал: «Я понимаю, что в продленке работают убогие люди, но, товарищи завучи, будьте к ним снисходительны, дайте им доработать до пенсии». Вот такое отношение к педагогу другой категории.
Но я увидела, что работа воспитателя группы продленного дня нужна не только ученикам, но и их родителям: и домашнее задание объяснить (а приходилось некоторым ученикам заново объяснять материал урока), и на прогулку детей сводить, и за питанием последить. Да тут еще походила на курсы усовершенствования, которыми руководила Валентина Александровна Сидорова, и ее слова – напутствия «Надо работать так, чтобы дети не хотели уходить с продленки домой» запали в душу. И я начала стараться работать так, чтобы «дети не хотели уходить с продленки домой». Мы с детьми и домашнее задание выполним, и в спортивную школу на настольный теннис и в музей сходим, и за природой на прогулке понаблюдаем. Кроме этой работы я занималась с ребятами и развитием их творческих способностей. Из подручных природных материалов, которые мы собирали на прогулках или приносили из дома, научились выполнять панно на черной ткани. Настя Соловьева, моя ученица, на городской выставке детского творчества заняла со своей работой второе место. Я очень была горда и за нее, и за себя. А однажды у нас произошел одновременно и комический и драматический случай. Был вечер пятницы и за мальчиком Мишей долго не приходили родители. А нам это было на руку. Миша заканчивал свое панно из семян различных овощей и бобовых. Получалось очень красиво. Чтобы клей высох, работу положили на верх шкафа в кабинете. В понедельник, едва ученики пришли в группу, достаю Мишину работу и, держа ее к себе обратной стороной, говорю восторженно:
-Дети, это сделал Миша!
И вижу в глазах у детей недоумение. Поворачиваю работу и ахаю – Мыши от души полакомились семенами тыквы, дыни, арбуза, фасоли, оставив лишь веточки. У меня следом вырывается огорченно:
- А это съели мыши.
Дети повеселели: «Галина Павловна, у вас стишок получился!». Пришлось Мише переделывать работу заново.
Чтобы дети больше читали книг и были дружнее, ставила с ними инсценировки. Это отрывки из сказок или небольшие пьески. У робких детей снимался страх перед зрителями, улучшались дикция и самооценка. Дети переживали не только за свою роль, но и за слова других «актеров». Учителя начальной школы приводили к нам на спектакль своих учеников, которые сопровождались беседами об увиденном, викторинами. А чтобы все выглядело достойно, приходилось самой заниматься режиссурой. Выберу пьеску, а там всего 5-6 действующих лиц (а другие воспитанники обижаются, если им роли не досталось) и ввожу других героев. Сколько занимательного, поучительного и смешного происходило на репетициях и представлениях!
А какие добрые, задушевные чаепития мы устраивали зимними темными вечерами! До сих пор бывшие мои воспитанники говорят:
- Проходили мимо продленки и думаем: здесь было наше счастливое время.
В конце учебного года проводила собрание воспитанников группы и спрашивала, что запомнилось хорошего за год. Все говорили, что было интересно, вспоминали, чему научились, что было важно для них. Запомнились слова одного мальчика Данилы:
- У меня в группе друзей больше, чем в классе.
Однажды подруга, директор одной из городских школ, звонит по телефону и говорит:
- Хочешь услышать, как о тебе за глаза отзываются родители?
И она рассказала, что стоит на троллейбусной остановке, а рядом разговаривают две женщины. Из разговора было понятно, что у них дети учатся в разных школах в начальных классах. Одна спрашивает:
- Где же у тебя бывает сын после уроков?
- В продленке.
- И ты отдаешь его туда? Говорят, там плохо.
- У нашей Галины Павловны ему хорошо. Там некогда баловаться. Домой уходить не хочет, и просит, чтобы я за ним приходила попозже.
Подруга моя не выдержала, больно уж совпадение полное в имени, и спрашивает:
- В какой же школе учится мальчик?
- В 27- ой, - ответила женщина.
Подруга, с радостью в голосе, говорит:
- И тут я окончательно убедилась в том, что речь идет о тебе.
Этот случай показал мне, что вся моя работа, которой я посвятила последние 20 лет, важна и родителями оценивалась по достоинству. Это была самая высокая оценка моей работы!

понедельник, 4 октября 2010 г.

Буренина Светлана Григорьевна, учитель Коровье-Болотовской средней школы Кромского района Орловской области

1 СЕНТЯБРЯ

Из всех праздников, связанных со школьной жизнью, пожалуй, самым ярким и трогательным я считаю 1 сентября.
Ярким – от обилия, разноцветия, улыбок; трогательным – при виде таких милых, дорогих лиц, от ощущения важности профессии – учитель.
Незабываемый, неповторимый, ежегодно новый праздник 1 сентября.
Задумывались ли вы когда-нибудь о том, почему учебный год начинается 1 сентября, а не 1 декабря, 1 января, 1 февраля? Кто же так решил? Когда и почему? Что двигало теми людьми? Может быть изобилие осенних цветов, многоцветие осенних листьев? Да, наверное, и это тоже. Но, конечно же, главными виновниками этого торжества являются дети – загорелые, отдохнувшие, ещё более красивые на фоне осенних красок. Присмотритесь к их лицам. Сколько неподдельной радости вы прочтёте в их счастливых глазах от встречи с одноклассниками, учителями, с уютным классом, в благоустройстве которого есть вклад каждого, любимой партой, встречей с ещё неизведанным и неизученным.
Какие они родные и разные наши ученики в этот день! Несмелые, немного испуганные от этой необычной суеты первоклассники, крепко держащие теплую, ласковую ладонь своей мамы. Какие чувства испытывают они в этот день? Страх перед неизвестным? Гордость, что наконец-то доросли до первой ступеньки в большую жизнь. Кем и каким я буду среди этих больших «дядей и тётей»? Примут ли они меня, такого маленького, в свою школьную семью?
А вот старшеклассники совершенно другие. Уверенные в себе, повзрослевшие, с детскими смешинками в глазах. С высоты своего роста, немного с иронией, смотрящие на первоклассников, и наверное, думающих: «Нет, мы были не такими неуклюжими и беспомощными. Мы были другими». А сейчас мы такие красивые, взрослые, умные и знающие «почти всё».
1 сентября – день учеников, учителей, родителей - всех, кто причастен к школьной жизни. Поэтому он такой яркий, незабываемый и такой прекрасный, как сама красавица-осень.
Ради этого стоит жить, учить, любить послушных и не очень своих учеников. Ждать вновь и вновь 1 сентября!